• Актуальное
  • Право и СМИ
  • Полезное
  • Направления работы и кампании
  • Обзоры и мониторинги
  • Рекомендации по безопасности коллег

    Этика на Лиговке

    …Полет начался с того, что коллега-журналист выдал прогноз: сервис «Белавиа» сведется к тому, что стюардессы разнесут каждому по конфетке  типа прежних «Взлетных», на чем обслуживание и закончится. И точно, конфеты на подносах разнесли. Но минут так через 10 по тесноватому салону нашего «Боинга» двинулась тележка с соками, чаем и кофе. Коллега был посрамлен, но от соков и кофе не отказался. Потом мы уже скоро и приземлились.

    Прилетели почти на полчаса раньше, чем полагается, что вызвало в коллективе споры на тему: является ли превышение скорости в авиации явлением наказуемым – как у автомобилистов? Впрочем, это быстро отошло на второй план, поскольку в аэропорту «Пулково 1» нас, прибывших раньше назначенного, никто не встречал. Впрочем, после переговоров по телефону выяснилось, что автобус уже на месте. Действительно, он вскоре подошел к обочине дороги, на которой мы сгрудились со своими чемоданами, как стая промокших и голодных воронов (боюсь обидеть коллег-женщин словосочетанием – «и ворон») под мелким противным петроградским дождиком.

    Обе двери с шипением открылись, водитель – моложавого вида мужик в серой вязаной фуфайке – на хорошем русском языке с местным взрывным «г» громко объяснил, что он, собственно говоря, не имеет вообще права находиться на территории государственного аэропорта и, если бы не его добрая воля, мы должны были бы как обычные граждане еще несколько сот метров идти и тащить свой багаж самостоятельно. Но он взял на себя ответственность, чего может быть и не стоило бы… Потом автобус тронулся, мы начали приближаться к «северной столице», а вскоре и въехали в нее.   

    Императоры, фельдмаршалы…

    На Лиговском проспекте располагается отель, в который нас привезли и который именуется «Ibis». И название которого коллегами тут же было усовершенствовано путем добавления впереди слога «за». Разместились в двухместных номерах, недолго пообсуждав тему возможного храпа случайных сожителей по ночам. И решив, что чему быть, тому не миновать, (тем более, что храп – такая штука, которую трудно отменить даже указом президента (даже нашего президента!)), отправились на трехчасовую обзорную экскурсию по городу.

    Санкт-Петербург, независимо от переименований, все же прекрасен! Его трудно сравнить хотя бы с одним городом из тех, в которых автору приходилось бывать, а описать невозможно вообще! Москва, с ее бестолковой суетой и хаосом, не стояла рядом. Исаакий впечатлял не размерами, а непоказным величием… Петропавловская крепость будила воспоминания о декабристах и Достоевском. А Медный всадник , поднимая на дыбы своего медного же Буцефала, казалось, задумчиво повторял про себя бессмертные строки: «Твоих оград узор чугунный…»

    Даже словоохотливая, старательная гид (потрясшая нас вопросом: а у вас что, все еще Лукашенко?), обращавшаяся к нам «солнышки мои» и явно злоупотреблявшая  формулировками, вроде: «Наш замечательный император Петр Первый…» , который « из тьмы лесов, из топи блат» воздвиг этот город (коллеги добавляли – на костях неучтенного количества бесправных сограждан)… Или «не потерпевший ни одного поражения в сражениях фельдмаршал Суворов…»,  оставляя за рамками  многочисленных жертв этих сражений, переходов через Альпы и прочих импортно-экспортных военных действий, в том числе на территории Беларуси… Даже она не мешала наслаждаться городом. Где каждое здание (во всяком случае, в центре!) – просто произведение искусства.

    Кто хотел – во время остановок фотографировался на фоне величия. А автор, к фотографиям типа «Я и Медный всадник» не склонный, запечатлел себя только в сувенирной лавке, избрав для декорации предмет военно-морского антуража – бескозырку. Что, конечно, неправильно, поскольку автор в свое время был не моряком, а всего лишь танкистом. Но бескозырка, детская мечта всякого мальчишки…Согласитесь, в этом что-то есть…

    О профессиональной этике

    Тема семинара, на который мы приехали: «Профессиональная этика журналистов и их роль в современном обществе». Напомню, что это очередной этап трехстороннего проекта БАЖ, БСЖ и шведского медиа института FOJO. Накануне был ряд встреч с Минске, потом в украинском городе Моршине, о чем автор уже писал. Потом был десант падавших с неба шведских мягких медведей, после которого руководство БСЖ трусовато уклонилось от участия, поскольку шведы же…А шведы, при сегодняшнем раскладе, это уже почти кровожадные звероподобные викинги в своих рогатых шлемах, которые на легкомоторных самолетах вместо старинных парусных драккаров пытаются покорить нашу святую землю…

    Но проект продолжается. На всякий случай, очередная встреча, которая планировалась в Стокгольме, была перенесена в Петроград. Но и туда никто из руководителей БСЖ, в одностороннем порядке и без предупреждения прекративших контакты с партнерами из FOJO, поехать не рискнул. Зато было несколько преподавателей из БГУ, студенты ЕГУ, представитель «Звязды», журналисты из региональных государственных СМИ  – компания целиком профессиональная и вообще приличная.

    Нас принимал российский Институт региональной прессы. Первую тему «От Pussy Riot и герцогини Кембриджской до пророка Мухаммеда. Власть и медиа в эпоху информационных технологий» вел питерский журналист, писатель, востоковед Андрей Остальский, полжизни проработавший в BBC. Он умудрился профессионально спровоцировать целый ворох дискуссий, в ходе которых  принимали участие все, независимо от ведомственной принадлежности. Проблемы профессиональной этики – предмета малознакомого журналистам постсоветских территорий – незримо витали в пространстве. И становилось все более понятным, что без знания этических принципов, сформулированных в соответствующих кодексах, принятых журналистскими сообществами и редакциями, работать сегодня уже нельзя.

    Сотрудница шведского радио Дженни Рузквист, освещавшая суд над террористом  Брейвиком,  вызвала всех на серьезный разговор об этических проблемах при контакте с потерпевшими в терактах.

    «Контроль, самоконтроль, самоцензура, саморегулирование. Профессиональная этика журналиста как данность, не обещанная в ощущениях» – тема, которую вел Сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу Юрий Казаков, показалась автору менее убедительной, но все равно интересной.

    На следующий день были дискуссия с редактором «Новой газеты» в Санкт-Петербурге Дианой Качаловой и мастерская-практикум под руководством директора института региональной прессы, опытнейшей профессора Анны Шароградской…

    Самое главное – в ходе разнокалиберных дискуссий становилось все более ясно: современные постсоветские СМИ просто вынуждены отказываться от советских еще произвола и бесцеремонности в подаче информации – иначе их просто перестают уважать, а, следовательно, и  читать, смотреть, покупать.

    Поскольку произвол и бесцеремонность всегда идут от властей (независимо от того, как они себя называют – демократические, авторитарные), журналисты обязаны сами определять для себя, в рамках законодательства, что и как они могут делать – то есть, формулировать собственные этические принципы, зафиксированные в этических кодексах, правилах редакционной политики и пр. Что, собственно, и происходит во всем остальном мире, где существует, по разным данным, уже около 100 национальных этических кодексов – включая существующие в Беларуси.

    А поскольку информационную политику и методы работы так называемых государственных СМИ всегда диктуют власти, то не только самостоятельная выработка, но и осуществление собственных этических принципов такими СМИ практически невозможны.

    С этим коллеги из госСМИ уже почти не спорили, как не спорят с тем, что дважды два равняется четырем. Что если звезды загораются, значит это кому-нибудь нужно. Что там, где СМИ заполнены исключительно хорошими новостями, тюрьмы обязательно заполнены хорошими людьми…

    Я бы назвал приведенный выше вывод об осознании проблем в части этики госСМИ главным итогом всей предыдущей работы – и очень важным итогом. При том, что проблем в части этики у негосСМИ – тоже вагон и маленькая тележка.

    Жизнь на Лиговке

    …А жили мы все эти дни хорошо. Обедами и ужинами кормили за счет принимающей стороны. Правда, в первый вечер ужина не полагалось, и народ ринулся менять свои предусмотрительно заготовленные «евро» (белорусские рубли тут – как впрочем и всюду – никому не нужны) на «россию». В крупном торговом центре «Галерея» рядом с отелем банк был с автоматом в зале, на котором можно нажать кнопку предполагаемой операции, получить  бумажку с номером и спокойно ждать, когда твой номер загорится на табло. Но кнопка не работала. Подошедший тут же сотрудник объяснил, что и сам автомат временно не работает тоже. Поэтому в порядке живой очереди нужно ждать около 40 минут. Но народ хаотично сновал по залу и начало очереди не просматривалось…

    — А где начало?

    — А вы спросите! – доброжелательно ответил сотрудник и ушел консультировать еще кого-то.

    Автор перешел на другую сторону Лиговского проспекта в надежде обрести счастье в виде адекватного количества российских рублей в обмен на 10 евро в любом из нескольких расположенных поблизости банков. Но ближайший из них обмен денег почему-то не производил. Следующий за ним «Кубаньбанк» «евро» не принимал, а принимал, почему-то, только доллары. Но и их тоже взять они не могли, потому что касса уже закрывается… В расположенном через проспект «Росэнергобанке» евро взять согласились, но сдачи с 50 «евро» у них не было: разменяете – приходите…

    Очень хотелось плюнуть и отправиться в отель – все же день начался рано… Но параллельно хотелось есть, и, перебирая в уме адекватные случаю идиоматические русскоязычные выражения, в том числе слова, начинающиеся с взрывного местного «г», автор отправился дальше, в конце концов, обретя искомые российские рубли.

    А с деньгами в России возможно все. И автор отправился в «Столовую на Лиговке», где съел ужин из трех блюд за 213 рублей, адекватных примерно 7 долларам. Девушки на раздаче и в кассе на попытки выяснить качество и стоимость блюд реагировали стандартно: вы что, читать не умеете? А потом одна из тех девушек, что были на раздаче блюд, параллельно принялась мыть выложенный плиткой «кабанчик» пол, возя по нему грязной мокрой тряпкой.

    Впрочем, автор понимал: в России (как, впрочем, и в Беларуси) какие деньги, такие и возможности.

    Купив себе бутылку полуторапроцентного молока за 45 рублей (именно молока, что может подтвердить коллега, кандидат наук и медиа эксперт Алесь Антипенко) автор направился в отель.

    Дальше все было стандартно. В оставшиеся дни кормили и поили (один раз) за счет принимающей стороны.

    …Мы улетали на Родину с хорошим чувством к этому городу. Чему не помешали ни толпы таджиков, деловито снующих по залу отлета с громадными тележками, заполненными разного рода фирменными коробками. Ни тщательный предполетный досмотр с ощупыванием, как в кино про капитана Жеглова. Ни назойливо моросящий дождь.

    Самые важные новости и материалы в нашем Telegram-канале — подписывайтесь!
    @bajmedia
    Самое читаемое
    Каждый четверг мы рассылаем по электронной почте вакансии (гранты, вакансии, конкурсы, стипендии), анонсы мероприятий (лекции, дискуссии, презентации), а также самые важные новости и тенденции в мире медиа.
    Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь Политикой Конфиденциальности