882

Что такое туркменизация журналистики? Это возможное завтра для белорусских медиа

20.09.2023 Крыніца: Аўтар для сайта БАЖ

Когда кажется, что ситуация с белорусской журналистикой «хуже уже некуда» и «дно пробито», то можно взглянуть, к примеру, на Туркменистан. Ощущение, будто там уже наступил финальный сезон антиутопического сериала: интернет фильтруется, независимые медиа работают в изгнании, госСМИ перестали выполнять даже пропагандистские функции, перейдя к откровенной лести перед властью. Независимый журналист Руслан Мятиев рассказал некоторые подробности во время конференции, организованной БАЖ и Mixer (Польша).

Были надежды на молодого улыбчивого человека, но…

Во Всемирном индексе свободы прессы за 2023 год, который составляется «Репортерами без границ», Туркменистан занимает 176-е место из 180. Это критически низкая позиция, которая рельефно отражает ситуацию с журналистикой и правами граждан в этой стране.

Есть даже специальный термин, который широко используют правозащитники — туркменизация. К нему обращаются, когда надо подчеркнуть ужасающее положение вещей, мол, ниже падать некуда. Ситуация настолько плохая, что нарушения не фиксируются, во-первых, из-за недостатка информации, а во-вторых, репрессировать просто некого — страна зачищена от инакомыслия.

Для сравнения: Беларусь в индексе свободы прессы выше на 19 позиций. Это, впрочем, грустный факт, который демонстрирует, что режиму в РБ еще есть куда «стремиться».

— В прошлом году этот улыбчивый человек принял власть от отца, — независимый журналист Руслан Мятиев демонстрирует государственную туркменистанскую газету, которая называется Adalat (в пер. — «Справедливость»).

Руководитель новостного и правозащитного портала Turkmen.news (в прошлом — «Альтернативные новости Туркменистана») Руслан Мятиев долгое время живет и работает в изгнании. Своей миссией редакция называет вклад в изменение жизни туркменистанцев к лучшему. «Под улучшением мы подразумеваем и социально-бытовые условия людей, и увеличение их благосостояния, и возможность каждому самореализоваться», — говорят журналисты.

С приходом Сердара Бердымухамедова в марте 2022 года были связаны определенные надежды, увы, так и не сбывшиеся. Он стал третьим президентом Туркменистана.

— Многие рассчитывали, что молодой человек хоть немного приоткроет страну, — продолжает Руслан Мятиев. — К сожалению, этого не произошло. После его прихода к власти был введен, в частности, практически полный запрет использования интернета.

Еще несколько лет назад, по сведениям Международного союза электросвязи ООН, лишь у каждого пятого жителя страны был доступ к интернету. Что уж говорить, если, по сведениям журналиста, у многих до сих пор нет мобильных телефонов.

Но даже те, кто имеет возможность заходить в сеть, сталкивается с труднопреодолимыми препятствиями. Национальный оператор блокирует независимые онлайн-издания и все крупнейшие социальные сети, а также запрещает использование всех привычных VPN-сервисов. Ни один конвенциональный VPN-сервис (Astrill, Nord VPN, Tunnel Bear и др.) в Туркменистане не доступен.

— Скудные возможности остаются. К примеру, работает TOR (программа, предоставляющая анонимный доступ в интернет). Но в целом развитие интернета в Туркменистане оставляет грустные впечатления, — отмечает журналист.

ГосСМИ перешли от пропаганды к сплошной хвалебной оде власти

Разумеется, в стране есть СМИ, учредителем которых выступает государство. Однако причислять туркменистанские провластные газеты, телевидение, информагентства и сайты к медиасфере сложно. Считается, что они перестали быть в чистом виде пропагандистскими ресурсами, а транслируют лишь хвалебные оды руководству республики.

В госСМИ нет критики оппозиции: ее словно не существует. Представляется так, будто власть достигла наивысшего уровня в управлении. А не возражают ей в силу отсутствия достойных аргументов.

С экранов телевизоров никто истошно не вопит про то, что страны вокруг хищно посматривают на богатства Туркменистана. Напротив, государственные ресурсы пытаются создать впечатление у аудитории будто правители достигли таких высот, что страна в мире пользуется непререкаемым авторитетом.

— Не знаю, кто добровольно подписывается на такую периодику, — снова берет в руки газету Adalat Руслан Мятиев. — Обычная практика — иная. Госслужащие должны ежегодно переводить деньги на подписку. Это обязанность касается абсолютно всех: сотрудники правоохранительных органов должны выписывать газету Adalat, работники культуры — «Литература и искусство», медики — газету «Саглык» («Здоровье»), учителя — «Учительскую газету» и т. д.

Это очень напоминает ситуацию с принудительной подпиской в Беларуси, где на местную власть, руководителей государственных предприятий и организаций возлагается обязанность обеспечить нужный тираж.

Получается замкнутый круг: одни делают вид, что распространяют информацию, другие — что читают, третьи — что прогосударственная риторика пользуется спросом у населения. 

Коронавируса не было, а журналиста осудили

На страницах провластных газет и в эфире телевидения не сообщается о задержании грабителей, фактах коррупции и ДТП. Это должно сформировать у аудитории ощущение, что туркменистанцы живут в стране счастья, хотя многие, конечно, видят реальную обстановку и фиксируют несоответствие.

Ковида, между прочим, тоже как будто бы не было. Хотя власти принимали меры: устанавливали пропускные пункты, закрывали аэропорты, создавали специальные медицинские группы. Несмотря на это, официально подтвержденных случаев заражения зафиксировано не было. А режим продолжал твердить, что страна ничего не скрывает и открыта для всех.

Предыдущий президент Гурбангулы Бердымухамедов в качестве профилактики предлагал сжигать могильник (лекарственное растение). А в мае 2020 года в Ашхабаде состоялся парад в честь победы в Великой Отечественной войне. Как тут не вспомнить знаменитое: «Здесь нет вирусов никаких, я их не вижу», а также рекомендации белорусам лечиться баней, трактором, сыром и пр.

Летом 2020 года в Туркменистан прибыла делегация ВОЗ для изучения ситуации с коронавирусом. Она остановилась в одном из отелей. Там на высоких гостей обратила внимание местная девушка и сделала снимок, разместив его в Instagram.

Журналист Нургельды Халыков, заметивший фотографию, переслал ее в редакцию turkmen.news. Несмотря на то, что визит делегации не скрывался и даже анонсировался в официальных СМИ, репортера задержали и осудили на четыре года. Правозащитные организации высказались в его поддержку, призывали освободить. Однако журналист по-прежнему находится в местах лишения свободы.

— Всего за последние годы были задержаны трое наших коллег, — дополняет Руслан Мятиев.

«Наш главный читатель — тот самый улыбчивый молодой человек»

Казалось бы, независимые медиа лишены любых возможностей в Туркменистане. Однако в стране работают журналисты, которые вынуждены вести законспирированный образ жизни. Информацию они получают через третьи руки, действуя на условиях анонимности.

— В такой ситуации мы пытаемся беречь наши источники, вырабатывая и совершенствуя систему безопасной работы, — говорит спикер.

Независимые медиа пытаются пробиваться через преграды, возведенные властью: рассказывают доверенным читателям о путях обхода блокировок «неправильного» интернета. В условиях тотального запрета альтернативных источников информации крайне важно поддерживать хоть какую-то связь.

Это не может не вызывать аналогию с белорусской ситуацией. Независимые медиа изгнаны, журналисты преследуются, разрыв с аудиторией растет с каждым днем. Увы, это данность, которую нужно принимать и просчитывать сценарии на основе туркменистанского опыта.

— Одним из эффективных инструментов остается наш YouTube-канал, на котором выходят сюжеты, подготовленные совместно с OCCRP (Organised Crime and Corruption Reporting Project), — рассказывает Руслан Мятиев.

На канал подписаны более 31 тысячи человек. Количество просмотров некоторых роликов превышают полмиллиона.

— Каждое новое расследование давало десятки и десятки новых источников, — упоминает маркер спроса на альтернативную информацию спикер. — А наш главный читатель — тот самый улыбчивый молодой человек. После поднятых Turkmen.news вопросов мы видели, как они решались на самом верху.

Очевидно, независимые медиа имеют в Туркменистане ограниченное влияние. В условиях дефицита альтернативных сведений образуется информационный вакуум, который порождает распространение недостоверных данных в обществе.

— Еще несколько недель назад не было известно, сколько человек проживает в стране, — приводит примечательный факт Руслан Мятиев. — Только теперь выяснилось, что население составляет 7 миллионов человек.

Откуда же получают сведения туркменистанцы? Основной источник — российское телевидение со всеми вытекающими последствиями. У счастливых обладателей спутниковых тарелок также есть возможность принимать турецкие каналы.

— Что нас согревает? Надежда! — заключает туркменский журналист. — В диктатурах не знаешь, что случится завтра — «новичок»-старичок? Дворцовый переворот? Можно проснуться в другой стране. Не исключено, руководство страны сменится, и нас позовут участвовать в ее восстановлении.

Читайте ещё:

«С презрением относимся к сокрытию общественно важной информации». История успеха кыргызского издания «Клооп»

Трудовые мигранты, спорные территории — на каких слабых местах играет российская пропаганда в Центральной Азии и на Кавказе?

«Как такое возможно, что за российским журналистом шпионят в Германии?» Реакция «Репортеров без границ» на инцидент с Галиной Тимченко

Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!