• Актуальное
  • Право и СМИ
  • Полезное
  • Направления работы и кампании
  • Обзоры и мониторинги
  • Рекомендации по безопасности коллег

    Часто работаете с чужой болью? Собрали советы, как рассказывать важные истории и не вредить себе и героям

    Работа журналистов всегда была связана с тяжелыми историями и стрессами, но последние годы боли в текстах стало намного больше. Рассказы освободившихся политзаключенных о пытках в СИЗО и колонии, боль потерявших на войне близких, постоянное общение с теми, кто живет в страхе внутри Беларуси – все это оставляет свой отпечаток. БАЖ собрал советы журналистов и психологов, как работать со сложными темами, чтобы не навредить ни себе, ни герою.

    Работа журналистов всегда была связана с тяжелыми историями и стрессами, но последние годы боли в текстах стало намного больше. Рассказы освободившихся политзаключенных о пытках в СИЗО и колонии, боль потерявших на войне близких, постоянное общение с теми, кто живет в страхе внутри Беларуси – все это оставляет свой отпечаток. БАЖ собрал советы журналистов и психологов, как работать со сложными темами, чтобы не навредить ни себе, ни герою.

    Какие истории называются тяжелыми?

    Когда мы говорим о тяжелых историях, речь идет о разговорах с людьми, получившими психологическую травму (часто вместе с физической). Вообще психологическая травма — это комплексное переживание, которое затрагивает тело человека и его психику. Она возникает как реакция на трагическое событие, которое случилось внезапно, угрожало жизни и здоровью самого человека или его близких, и на которое он или она никак не могли повлиять.

    К травмированным героям относятся люди, которые:

    • пережили домашнее насилие;

    • похоронили близкого человека, умершего из-за болезни, убийства;

    • столкнулись с насилием, в том числе сексуальным, на улице, на работе, в поездке;

    • стали изгоями из-за особенностей здоровья или инвалидности;

    • оказались в одиночестве в немощном состоянии;

    • имеют серьезное заболевание, от которого не смогут никогда вылечиться ;

    • выжили после катастрофы или военных действий;

    • потеряли близких людей из-за военных действий.

    Во время разговора с такими людьми можно невольно нанести им повторную травму и усугубить состояние героя. 

    С другой стороны, работа с подобной темой может травмировать самого журналиста. Это явление называется «травмой свидетеля» и нередко встречается в профессии. В такой момент человек переживает практически те же эмоции, как если бы увиденное или услышанное происходило с ним, но в отличие от пострадавшего не может отреагировать на стресс.То есть вырабатываются все нейромедиаторы (биологически активные вещества, передающие сигналы от нервных клеток), а соответствующей нормальной реакции — бей, беги или замри — нет. Журналист не может прожить стресс естественным образом, и чем больше тяжелых историй он или она слышит, тем сильнее травмируется психика.

    Как позаботится о герое или героине?

    До интервью, договариваясь с человеком на разговор, важно дать ему или ей понять, что последнее слово в этом вопросе остается за ними.

    У собеседника не должно сложиться впечатления, что он или она обязаны с вами поговорить. Отказ стоит принимать спокойно, уважая решение человека.

    Можно оставить свой контакт и попросить связаться позже.

    Если герой согласился, передайте ему или ей часть контроля: спросите, сколько времени человек готов поговорить, в каком формате или в какой локации. Хочет ли человек быть в одиночку или комфортнее прийти с кем-то. Если планируете созвониться — спросите, будет ли комфортнее собеседнику общаться по видео или без. 

    Во время разговора поддерживайте с собеседником зрительный контакт, позаботьтесь о том, чтобы вас не беспокоили посторонние звуки. Не сводите разговор только к обсуждению боли, которую пережил человек.

    Если перед вами бывший политзаключенный, это явно не единственный опыт, который он или она пережили в своей жизни. В такой ситуации можно спросить собеседника о его прошлом, увлечениях, семье и так далее.

    Сохраняйте максимальную тактичность. При формулировке вопроса отталкивайтесь от того, было ли бы вам комфортно его услышать. Наиболее болезненные вопросы стоит начинать, как бы прося разрешения у человека: «Вы не против, если я спрошу об этом?», «Могу ли я уточнить, что…?» А вот фраза: «Я понимаю, что вы чувствуете», уже давно стала запретной во время таких интервью. Также постарайтесь предусмотреть триггеры, которые могут задеть человека, но всегда нужно быть готовыми, что герой поведет себя не так, как вы предполагали. 

    Не стоит задавать вопросы из серии: «Как вы себя чувствуете?» В ответ вы можете получить слезы, но вряд ли получите связный, полезный или содержательный ответ. Такой вопрос выжившие и жертвы считают наиболее тревожным и неуместным. Лучше заменить его на «Как вы?» или «Как вы себя чувствовали в тот момент?» или «Что вы думаете о…?».

    Также важно напоминать герою, что он или она может отказаться отвечать на те или иные вопросы, если это ощущается слишком сложным. Это тоже вернет герою немного контроля над ситуацией, который человек теряет, переживая травму. Завершать такое интервью лучше всего разговором о том, что происходит здесь и сейчас, о планах героя на будущее, не концентрируясь на пережитой травме. 

    После интервью уточните у героя, как ему или ей комфортнее быть названными. Кого-то устроит «жертва насилия», кто-то попросит заменить на «пострадавшую». А во время подготовки текста стоит помнить, что травмирующие события часто влияют на память. Воспоминания изменяются с течением времени из-за страха, необходимости осмыслить произошедшее, желания обо всем забыть, вновь выявленной информации или просто из-за того, что человек слышал свидетельства других людей. Поэтому лучше всего перепроверить рассказанную информацию и сверить данные. 

    Как позаботиться о себе? 

    Как мы уже писали выше, во время разговора с человеком, пережившим травму, журналист может вместе с ним проживать тот же стресс. А иногда даже переживать сильнее: нередко во время протестов 2020 года большую травму получали не те, кто был в автозаке, а те, кто наблюдал за ними.

    Если вы часто имеете дело со сложными темами, заботиться о себе нужно не только в момент работы с той или иной историей, но постоянно. Так, можно взять себе за правило планировать время: отследить, в какое время дня у вас больше сил, и стараться выполнять сложную работу именно тогда. Не забывать делать перерывы и организовывать себе регулярный отдых и сон. Хорошо помогают переключаться йога, бег, физические упражнения, медитация, общение с друзьями. 

    Также важно оценивать риски.

    Не бойтесь в зависимости от обстоятельств менять планы, чтобы срыв дедлайнов не стал причиной дополнительного стресса. Если чувствуете, что история становится слишком сложной, сделайте перерыв или передайте ее кому-нибудь другому.

    Непосредственно во время разговора старайтесь одновременно проявлять тактичность и сочувствие, нужное собеседнику, но и не погружаться слишком сильно в его или ее историю. Тем более не стоит пытаться поставить себя на место героя или героини. Если в процессе беседы чувствуете эмоциональную перегрузку, сделайте паузу и подышите.

    Поговорив с человеком, если это возможно, хотя бы ненадолго уйдите из комнаты, где проводили интервью. Можно сделать несколько энергичных физических упражнений, попрыгать или даже побегать: движение и перемена мест поможет нормализовать состояние. Если уйти нельзя, поменяйте позу, сядьте максимально комфортно, распрямите позвоночник, почувствуйте свое тело. Часто в момент психологического дискомфорта мы, сами того не замечая, переплетаем ноги или «заламываем» руки. Выровняйте их и расслабьте мышцы, заземлитесь. Поставьте обе ступни ровно на землю, сделайте дыхательное упражнение. Например, вдохните на счет три, задержите дыхание на счет 5 и выдохните на счет 8.

    Если позволяет время, не спешите сразу расшифровывать интервью, отложите травмирующий материал. Займитесь тем, что доставит вам радость и поможет переключиться. Умение находить удовольствие в мелочах — например, просмотр комедии, выпечка, разгадывание головоломок — помогает расслабиться и избежать негативных мыслей.

    Не лишней будет рефлексия: почему это меня так задевает, что я должен или должна сделать, чтобы с этим справиться и сохранить устойчивость.Свой опыт и переживания можно обсудить с коллегами. Чьи-то советы и поддержка могут пригодиться вам, и наоборот — ваша история может помочь другим. Не стесняйтесь обращаться к психологу: длительное воздействие травмы может привести к изменениям в мозге, из-за чего будет труднее регулировать свои эмоции. Прорабатывая же все это со специалистом, можно не допустить серьезных последствий и истощения. 

    Наконец, нужно помнить, что тяжелые темы — это марафон, а не спринт. Восстанавливаясь и отдыхая, заботясь о себе, вы сможете рассказать как можно больше важных историй, которые так нужны в эти темные времена. 

    Читайте ещё:

    27 острых осколков напоминают о том, что война еще не окончена. В Вильнюсе открылась выставка, посвященная украинским журналистам

    «TUT.BY — это моя история». Белоруска нашла байку белорусского медиа в контейнере для одежды в Гданьске

    Як пераход па спасылцы або прагляд чужога профілю могуць вас выдаць у TikTok

    Самые важные новости и материалы в нашем Telegram-канале — подписывайтесь!
    @bajmedia
    Самое читаемое
    Каждый четверг мы рассылаем по электронной почте вакансии (гранты, вакансии, конкурсы, стипендии), анонсы мероприятий (лекции, дискуссии, презентации), а также самые важные новости и тенденции в мире медиа.
    Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь Политикой Конфиденциальности