• Актуальное
  • Право и СМИ
  • Полезное
  • Направления работы и кампании
  • Обзоры и мониторинги
  • Рекомендации по безопасности коллег

    «Рассекретить» оператора! (ФОТО)

    Инцидент произошел в среду вечером, на центральнейшей из площадей города Минска. Накануне МВД предупредило, что площадь Октябрьская в череде иных людных столичных мест закрыта для массовых мероприятий и агитации даже в нынешнюю сверхлиберальную предвыборную пору.

    Но группа кандидатов в президенты, оппонирующих Лукашенко, именно здесь назначила встречу с избирателями. А значит, репортеры всех мастей, помянув веселым словом свой ненормированный рабочий день, сбежались-растворились в толпе и темноте, засвечивая свое присутствие вспышками фотокамер.

    Я остановила для интервью двух женщин уважаемого возраста: настроения в избирательную кампанию — самая банальная и необходимая тема для репортера. Через минуту-другую в нашу мирно беседующую троицу впился глазок телекамеры. Назойливо, практически впритык.

    По законам моей профессии, обязательным в любой части света, я попыталась защитить свои источники информации. Сначала буквально: закрыла близкий глазок спиной. Но невысокий телеоператор переместился левее и вновь впился нам в лица.


    «Неапазнаны» аператар здымае акцыю 24 лістапада ў Мінску

    — Извините, вы мне мешаете! — развернулась я. И чтобы убедить, что мешать мне работать противоправно, добавила: — Моя фамилия Мельничук, я корреспондент ВВС.

    Ни имя всемирно известной корпорации, ни скромное мое собственное на «коллегу» не произвели никакого впечатления.

    Но пожилая женщина, сбившись в словах-рассуждениях об удивительных свободах нынешней избирательной поры, вдруг заметила:

    — Мне уже не страшно, свое отбоялась. А на пенсию живешь — волей-неволей критиком порядков станешь.

    Дулом глазок назойливой телекамеры остается для студентов и работающих — разборки вплоть до потери места все еще гарантированы.

    Выключив микрофон, я шагнула к пытавшемуся уже уйти оператору.

    — Как ваше имя? Почему вы мешали мне работать?

    Молчание.

    Объяснила, что мое право репортерствовать подтверждено аккредитацией МИД, и ни одного из действующих в стране законов, расспрашивая людей на улицах и площадях, я не нарушаю. Для убедительности достала документы и попробовала втолковать, что по законам-правилам любого ведомства человек с «дулом» обязан обладать профчутьем и действовать в рамках профкорректности.

    — Я же вам не препятствовал, — только и ответил очевидно смущенный моим натиском мужчина. О «корпорации», пославшей оператора на такое «задание», оператор молчал со стойкостью убежденного героя. Камера его была безымянной, черной, на черной куртке — ни беджа, ни шевронов, ни погон.


    «Людзі ў чорным» па-беларуску. Мінск. 24.11.2010 г.

    Впрочем, именно по черноте и безымянности минские журналисты, да и участники уличных акций безошибочно определяют ведомственную принадлежность таких любителей «кино». Да еще по поводырю рядом — назвать охраной либо ассистентом встревоженного дядечку в очках и серой «плащевке», что неотступно следовал за «моим» соглядаталем, язык не поворачивается.

    Пообещав доложить о произошедшем руководству, я действительно отправилась к группе пресс-офицеров, благо «синие жилеты» с некоторых пор сопровождают почти все публичные мероприятия в белорусской столице.

    Начальник отдела информации и общественных связей ГУВД Мингорисполкома Александр Ластовский объяснил мне, что видеооператоры работают с целью выявления граждан, способных совершить противоправные действия, подрывающие общественный порядок.

    — Я похожа на террористку? — полюбопытствовала в ответ. Пресс-офицер признал, что явно не похожа. Согласился, что и мои собеседницы-пенсионерки вряд ли попадают в категорию «подрывников» общественного порядка. А назойливое присутствие ведомственных кинокамер, настаивала я, подрывает образ страны, ставшей на путь демократизации общественной жизни. И совсем явно подпадает под пункт «препятствование свободному выражению мнения» — за подобными пунктами сейчас строго следит Европа.

    Начальник отдела информации и общественных связей обещал обратить внимание сотрудников своего ведомства на подобные нюансы. «Если при разборе действий сегодняшнего вечера других, более серьезных, вопросов не будет», — добавил, впрочем, Ластовский.

    Имидж страны — куда уж серьезнее!


    Кандыдата Рымашэўскага пакажуць не толькі па БТ…

    Теперь пара рекомендаций коллегам по ту или иную сторону нашей наблюдающей за людьми профессии.

    Репортерам, журналистам даже самых скромных зарегистрированных изданий необходимо использовать все доступные средства для отстаивания своих профессиональных прав и стандартов нашей профессии.

    Пресс-офицеры на уличных акциях должны получать наши сообщения о каждом факте препятствования нормальной работе. И провокаторов из толпы извлекать, видимо, также придется журналистам — пусть потом вызванные пресс-офицерами служивые разбираются, чей приказ исполняют излишне эмоциональные граждане, мешающие в том числе и работе репортеров.

    В стремную предвыборную пору давайте примем за правило: всякий, объявивший себя защитником и помощником прессы, должен получить фактуру для выполнения своих декларированных обязанностей.

    Совет-рекомендация милицейскому ведомству: обозначьте своих «репортеров» соответствующими «фликерами». Если числятся они за пресс-службой МВД — так и напишите. Все равно все давно догадались, на какие «каналы» работают спецоператоры, и безошибочно определяют их в самой плотной толпе (впрочем, в гущу событий такие попадать боятся, над чем язвят репортеры настоящие).

    Если на безымянные черные кинокамеры никто не покушается, то и по обозначенным строгим ведомством тем более бить не будут: предупреждением об ответственности явно выступит такая маркировка.

    А то ведь знаете, как в нашей репортерской работе бывает! Один известный столичный фотокор даже меня, пожилую свою однокурсницу, сначала отшвырнет от притягательного для журналиста объекта-субъкта и только потом, нащелкав самое с профессиональной точки выгодное, обернется смущенно: извини, под руку попала. А то и вовсе обойдется без реверансов, влекомый уже следующим фотокадром.

    Репортеры иностранных изданий, уже прибывающие в предвыборную Беларусь, имеют обыкновение в запале работы по-своему поминать матушку и прочую интернационально известную движущую силу любого прогресса. Где ж им знать при анонимности «коллег» и камер, что в ответ получат не братское «сам ты фак!», а обвинение в нецензурном оскорблении сотрудника органов правопорядка?

    Да и имена этим сотрудникам стоит присвоить. Или порядковые номера. Чтобы в следующий раз начальнику пресс-службы я не пыталась обрисовать приметы испортившего мое интервью назойливого оператора, а могла доложить: номер ХХХ не понимает важности своей миссии в формировании имиджа страны!

    Кстати, по этим номерам легко будет руководству вычислить, кто из его сотрудников «сливает» информацию БТ или «вражеским» каналам. Не секрет ведь — приторговывают…

    Самые важные новости и материалы в нашем Telegram-канале — подписывайтесь!
    @bajmedia
    Самое читаемое
    Каждый четверг мы рассылаем по электронной почте вакансии (гранты, вакансии, конкурсы, стипендии), анонсы мероприятий (лекции, дискуссии, презентации), а также самые важные новости и тенденции в мире медиа.
    Подписываясь на рассылку, вы соглашаетесь Политикой Конфиденциальности