• Актуальнае
  • Медыяправа
  • Карыснае
  • Накірункі працы і кампаніі
  • Агляды і маніторынгі
  • Рэкамендацыі па бяспецы калег

    Быть ответственным равно держать ответ

    И хоть, как писал Федор Иванович Тютчев, «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», найти минутку и лишний раз подумать об этом – не грех, а профессиональное требование.

    О словах и ответственности за них в последнее время в среде коллег-профессионалов заговорили особенно громко. Бурю эмоций вызвал текст Сергея Сацука «Лукашенко не оставили возможности помиловать белорусских террористов». Социальные сети буквально взорвались гневными комментариями, призывами к бойкоту журналиста и его издания «Ежедневник». Чего только ни наговорили друг другу те, кто оказался на стороне журналиста, и те, кто был категорически против его оценки ситуации с непомилованием Ковалева.

    Описывать всю «заварушку», думаю, нет смысла. Те, кто интересуются «кровавыми подробностями», могу без проблем найти словесные баталии в социальных сетях и личных аккаунтах Сергея Сацука.

    На мой взгляд, к журналистике как таковой в той словесной битве относились два принципиальных вопроса: «Как использовать целенаправленный слив информации из соответствующих заинтересованных органов?» и «Где этическая граница допустимого в случае, когда ты пишешь о человеческой трагедии?» И тот и другой – об ответственности журналиста перед обществом и гражданином.

    Гражданин Сацук имел право на мнение, которое может не совпадать хоть с целым океаном других мнений и оценок. Это называется демократией и свободой слова, традиции которых у нас, впрочем, по-настоящему никогда не было. Оттого и все эти «разборки» и «бойкоты» в социальных сетях.

    Но имел ли право журналист Сацук писать свой текст с критикой действий матери, которая в тот самый момент металась между «американкой» и Володаркой в поисках информации о сыне, который, как оказалось позже, был расстрелян как раз в день выхода статьи Сацука, 15 марта 2010 года? Был ли его текст общественно важным в тот самый момент? Стоило ли Сацуку-журналисту проявить человеческое сострадание к матери и выдержать паузу в своих умозаключениях и обвинениях в сторону политизированных правозащитников, пусть даже он считал их справедливыми?

    Думаю, мог бы промолчать, проявить тактичность, вспомнить про журналистскую этику и профессиональную ответственность. Подумать про то, что убитая горем мать пусть не сегодня, так завтра задумается над написанными им словами…

    Или вот еще один свежий пример: политзаключенный Николай Автухович прислал бывшему адвокату Павлу Сапелко письмо. В нем он упоминает появившуюся на сайте «Белорусских новостей» информацию о телефонном звонке матери в феврале этого года.

    Сам по себе факт звонка матери для журналистов и для всех, кто следит за судьбой Автуховича, стал радостной новостью. После туманной истории с голодовкой, которую бывший волковысский предприниматель объявил в тот момент, когда его якобы хотели перевести в камеру с людьми с низким социальным статусом (так называемыми «опущенными») в Ивацевичской колонии,  после этапирования в Гродно звонок домой – как глоток свежего воздуха.

    Вот только, раструбив о звонке на всю Ивановскую, журналисты сослужили ему «медвежью услугу», пишет Автухович. Уже через час после выхода материала к нему в камеру нагрянули обыском. Искали, разумеется, припрятанный нелегально мобильный телефон. Понятное дело, такое внимание вряд ли обрадовало заключенных.

    Одному Автуховичу известно, как он разгребал эту «кашу» и нашли ли искомое надзиратели, но политзаключенный призывает журналистов быть ответственными с такого рода информацией, помня о последствиях, которые могут наступить для и без того находящихся в тяжелых физических и моральных условиях заключенных.

    В любой другой европейской стране судебные репортажи – особый вид журналистики. О том, с какой особой осторожностью нужно подходить к их написанию, какие этические и профессиональные стандарты существуют в этой области, на Западе говорят на специальных семинарах и тренингах, пишут в книгах и пособиях.

    Так повелось, что в Беларуси репортеры чуть ли не еженедельно сталкиваются с арестами, судами, приговорами, письмами из «зоны». Можно сказать, в Минске судебных репортеров – через одного. Часто неподготовленных, кинутых редакцией «на амбразуру» событий, не вооруженных редакционными стандартами и этическими нормами.

    Понятно, почему притупляются чувства, откуда берется профессиональный цинизм, как в погоне за новостью исчезают из поля зрения реальные герои истории и их близкие. Понятно, но неприемлемо…

    Потому что ответственность нашу никто не отменял, даже если журналист работает в условиях тотального ограничения информационного пространства. Даже в условиях, когда чувствуется разочарование в людях и идеях, существует личная неприязнь к тем, с кем вынужден иметь дело. Даже когда тебе кажется, что ты лучше других знаешь, что и как нужно делать. Даже когда тебе в руки попадает стопроцентно достоверная информация. Потому что иногда нужно уметь не только говорить и писать, но молчать и думать. И, прежде всего, думать о том, как будем держать ответ перед нашими героями и нашей аудиторией.

    Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!
    @bajmedia
    Найбольш чытанае
    Акцэнты

    30-годдзе за кратамі — сёння ў зняволенай журналісткі Кацярыны Андрэевай дзень народзінаў

    Кацярына Андрэева мусіла сустрэць «круглую» дату на волі — 5 верасня 2022 года сканчаўся яе несправядлівы тэрмін у калоніі. Але не. 7 красавіка 2022-га сям’і палітзняволенай журналісткі стала вядома, што ёй выставілі новае абвінавачанне. 13 ліпеня 2022 года Кацярыну прызналі вінаватай «у выдачы замежнай дзяржаве, міжнароднай альбо замежнай арганізацыі ці іх прадстаўніку дзяржаўных сакрэтаў Рэспублікі Беларусь». Суддзя Гомельскага абласнога суда Алег Харошка прызначыў ёй яшчэ 8 год пазбаўлення волі.
    02.11.2023
    Акцэнты

    Карцер, ПКТ, ШИЗО — что это такое? Как наказывают политзаключенных, которые уже находятся за решеткой

    28.06.2023
    Акцэнты

    Чацвёра з дзесяці сышлі з прафесіі. Як абышоўся «Талібан» з журналістыкай у Афганістане

    Далёкі Афганістан і Беларусь яднае не так ужо мала, як падаецца на першы погляд. Калі глядзець на медыясферу, дык атрымліваецца амаль што калька: незалежныя журналісты працягваюць працу ў выгнанні, некаторых кінулі ў турму, у індэксе свабоды прэсы абедзве краіны — у чырвонай зоне. Фотарэпарцёрка Фаціма Хасайні, калі завітала ў Вільню, падзялілася ўласным поглядам на сітуацыю.
    01.03.2024
    Кожны чацвер мы дасылаем на электронную пошту магчымасці (гранты, вакансіі, конкурсы, стыпендыі), анонсы мерапрыемстваў (лекцыі, дыскусіі, прэзентацыі), а таксама самыя важныя навіны і тэндэнцыі ў свеце медыя.
    Падпісваючыся на рассылку, вы згаджаецеся з Палітыкай канфідэнцыйнасці