• Актуальнае
  • Медыяправа
  • Карыснае
  • Накірункі працы і кампаніі
  • Агляды і маніторынгі
  • Рэкамендацыі па бяспецы калег

    Мать пропавшего Дмитрия Завадского отказалась от химиотерапии

    Осенью минувшего года она получила первую группу инвалидности. «Народная Воля» поинтересовалась здоровьем Ольги Григорьевны Завадской.

    Напомним, что мать насильственно похищенного в 2000 году телеоператора Дмитрия Завадского последние годы была прикована к инвалидному креслу. У нее просто гремучая смесь серьезных диагнозов – сахарный диабет, онкология, диффузная полинейропатия (когда постепенно отказывают руки-ноги). Ольга Григорьевна прошла десятки сеансов химиотерапии, облучение.

    «Со здоровьем у меня не очень хорошо, я теперь больная лежачая, уже даже не сидячая, – рассказывала она около двух лет назад «Народной Воле». – Муж меня везде тягает за собой на руках и танцует вокруг меня всё время. Понимаю, что ему тяжело, но хорошо, что он рядом. Дай Бог Сергею здоровья и терпения!

    После облучения у меня и речь немного нарушилась, и слух. В общем, всё имеет свои последствия… Но я по натуре неунывающая. Тяжело, конечно, но терпимо…»

    Сегодня Ольга Григорьевна не может передвигаться даже при помощи ходунков.

    Она отказалась от химиотерапии.

    Разговаривать ей очень тяжело, фразы она произносит нараспев, видимо, собрав все свои силы. И говорит очень медленно.

    «Она немного хуже говорить стала, — рассказывает «Народной Воле» ее супруг Сергей. – Много она вам, конечно, не расскажет, но всё выслушает, поймет, улыбнется.

    Ольга Григорьевна вообще не ходит, все время лежит, но для приема пищи я, конечно, стараюсь ее усадить.

    Чуть хуже видеть стала…

    С октября минувшего года ей дали первую группу инвалидности. На второй группе она пробыла пять лет без одного месяца…

    Два года назад мы полностью отказались от химиотерапии. Разные схемы терапии ей назначали — что-то помогло, от чего-то хуже стало.

    Ее поставили на учет в хоспис. У Ольги Григорьевны опухоль головного мозга, она иногда жалуется на боли. К счастью, для купирования приступов пока удается обходиться таблетками. Доктора говорят, что если таблетки перестанут помогать (их можно шесть штук в сутки принимать, но мы пока одной—двумя обходимся), будут приезжать колоть уже самые сильные обезболивающие. Мы как-то «скорую» вызывали, заговорили с фельдшером про хоспис, так она сказала: мол, если есть возможность обходиться без хосписа, лучше без него… Я согласился. Поэтому мы с Ольгой такой вариант даже и не рассматриваем. Справимся!

    Пока самое сложное – чтобы поела, потому что после еды она как будто кашлять начинает…

    Что врачи говорят? Мы к ним сейчас редко ходим. Раньше регулярно ездили на консультации, но каждый раз – новый доктор, который не знает всей истории ее болезни, читает медкарту в компьютере. Ну что он за пять-десять минут изучит?.. Поэтому мы пока сами справляемся. Слава Богу, рецидивов нет. Так что у нас пусть и не золотая, но середина. Живем потихоньку!..

    Седьмой год пошел, как она героически борется с серьезными болезнями…»

    По словам Сергея, в последнее время никаких извещений от официальных органов, связанных с расследованием уголовного дела Дмитрия Завадского, на имя Ольги Григорьевны не поступало: «Раньше были просто отписки, а сейчас вообще ничего. Будто забыли все. Мы вообще последние годы живем очень уединенно, даже не звонит никто, кроме близких. То ли все уехали, то ли боятся…»

    «Сергей, обнимайте крепко Ольгу Григорьевну, пусть все у вас будет хорошо!» — говорю на прощание мужу Ольги Завадской.

    «Слышала? — тут же с улыбкой переспрашивает Сергей жену. – Будешь обниматься?»

    «Буду!», — мгновенно отвечает она…

    «Ольга Григорьевна молодец — стоически все тяготы переносит, несмотря ни на что, не унывает, — говорит Сергей. — Ей силы воли не занимать – в этом смысле у нее характер очень крепкий. Я тоже, глядя на нее, стараюсь не терять оптимизма. Это лучше, чем слезы вытирать. Прорвемся!»

    Дмитрий Завадский родился 28 августа 1972 года.

    С 1994-го по 1997 год – личный оператор А.Лукашенко.

    С января 1997 года – оператор Общественного российского телевидения (ОРТ).

    Весной 1997 года был арестован вместе с журналистом ОРТ Павлом Шереметом за репортаж о прозрачности белорусско-литовской границы и условно осужден на полтора года лишения свободы.

    С октября 1999-го по май 2000 года работал в Чечне, где вместе с Шереметом снимал для ОРТ фильм «Чеченский дневник».

    7 июля 2000 года при невыясненных обстоятельствах исчез  по дороге в аэропорт.

    Похищение Дмитрия Завадского официально считается раскрытым. Виновными в нем были признаны офицеры спецподразделения МВД «Алмаз» Валерий Игнатович и Максим Малик (приговорены к пожизненному заключению), бывший курсант Академии МВД Алексей Гуз (приговорен к 25 годам лишения свободы), а также ранее трижды судимый гражданин Сергей Савушкин (приговорен к 12 годам лишения свободы). Однако осужденные не признали своей вины ни по одному из вмененных им эпизодов..

    Тело пропавшего журналиста до сих пор не обнаружено.

    Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!
    @bajmedia
    Найбольш чытанае
    Кожны чацвер мы дасылаем на электронную пошту магчымасці (гранты, вакансіі, конкурсы, стыпендыі), анонсы мерапрыемстваў (лекцыі, дыскусіі, прэзентацыі), а таксама самыя важныя навіны і тэндэнцыі ў свеце медыя.
    Падпісваючыся на рассылку, вы згаджаецеся з Палітыкай канфідэнцыйнасці