• Актуальнае
  • Медыяправа
  • Карыснае
  • Накірункі працы і кампаніі
  • Агляды і маніторынгі
  • Рэкамендацыі па бяспецы калег

    Офицер Минобороны, похититель Азаренка и заводчанин. Как силовики внедрялись в протестные инициативы

    Внедрение сотрудника ГУБОПиК в команду «Черной книги Беларуси» — один из самых громких, но не единственный подобный случай. «Медиазона» вспоминает истории проникновения спецслужб в протестные инициативы, которые всегда заканчивались уголовными делами.

    «Иван» и другие «высокопоставленные офицеры»

    Осенью суд в Минске вынес приговор фигурантам дела о захвате власти. Юрист Юрий Зенкович, политолог Александр Федута и глава партии БНФ Григорий Костусев получили от 10 до 11 лет колонии. Все они, по версии обвинения, готовили госпереворот и покушение на Александра Лукашенко. Чтобы захватить власть, «заговорщики» искали поддержки у беларуских военных — среди тех, с кем вели переговоры, оказались агенты спецслужб.

    В апреле 2021 года — через несколько недель после задержания Зенковича, Федуты и Костусева — ОНТ выпустило фильм «Убить президента». Его авторы показали видеозапись разговора Зенковича с человеком по имени «Иван», выдающим себя за высокопоставленного офицера из Минобороны, а на деле сотрудником КГБ. В титрах значится, что запись сделана 28 августа 2020 года в одном из ресторанов Минска.

    — Я 22 года прослужил в армии, 5 лет Академии [МВД], там у меня было много друзей. После Академии я прошел путь от начальника расчета до командира дивизиона. Вот сейчас третий год в Министерстве обороны, — рассказывал о себе «Иван».

    Зенкович спрашивал, готова ли армия «решить проблему и через шесть месяцев объявить новые выборы».

    — Смысл вашего посыла мне сейчас понятен. Вопрос заключается в следующем: что должен сделать я? Узнать у своих товарищей, кто за, а кто против? — спрашивал «Иван».

    На этой встрече агент КГБ говорил, что общается примерно с 300 людьми из «центрального аппарата» Минобороны и обещал узнать, кто из них согласен участвовать в перевороте.

    В этом же фильме ОНТ опубликовал несколько записей телефонных разговоров — утверждается, что голоса на аудио принадлежат Зенковичу и «Ивану». Когда состоялись эти разговоры, неизвестно.

    В одной из таких бесед сотрудник КГБ перечислял, сколько военных согласились участвовать в госперевороте. В другой Зенкович рассказывал, что связался с частными военными компаниями, и попробует найти «выход на Лэнгли».

    Весной 2021 года в Москве «заговорщики» назначили встречу с еще несколькими «высокопоставленными офицерами». Телеканал показал оперативную съемку со встречи в московской корчме «Тарас Бульба» 11 апреля. Кроме Федуты и Зенковича в кадре были трое неизвестных со скрытыми лицами — это сотрудники беларуских спецслужб. Они рассказывали политологу и юристу, что в рядах сторонников заговора есть генерал, которого пригласили «войти в хунту из семи человек».

    Зенкович обсуждал с сотрудниками спецслужб задачи предполагаемых заговорщиков: «устранить самого главного», блокировать лояльных силовиков и «занять несколько символических объектов» — радио, телевидение — в Минске. После монтажной склейки Федута продолжал: «Как минимум 30 человек в Минске должны быть интернированы буквально в первый час».

    Эта встреча, по версии силовиков, подтвердила версию о заговоре с целью захвата власти — Зенковича и Федуту вскоре задержали. В конце апреля Лукашенко рассказал, что на встрече в корчме присутствовал действующий генерал беларуской армии.

    — Это, откровенно можно сказать, наш был агент. Молодец. Спасибо парню, он здорово нам помог, не побоялся. Они через него хотели поднять армию, — утверждал Лукашенко.

    Похититель и поджигатель Гордеев

    Пятерых фигурантов «дела ОГСБ» в начале декабря осудили на сроки от 13 до 20 лет колонии. Им инкриминировали покушение на Григория Азаренка, попытки подрыва вышки ВМС России в Вилейке и поджог лесозаготовительной техники в Березинском районе. Пропагандисты утверждали, что все это удалось предотвратить благодаря внедренному сотруднику КГБ, который следил за каждым преступлением. 

    В июле 2021 года Александр Лукашенко рассказал о покушении на ведущего СТВ Григория Азаренка. Он заявил, что преступники собирались похитить пропагандиста, заставить его отрезать себе язык, а если не получится — застрелить. Лукашенко уточнил, что похитителя поймали благодаря спецоперации КГБ, в которой принимал участие и сам Азаренок.

    — Это было опасно. Но он, как настоящий мужик, пошел. И что удивительно: он первым с бандюгой, который шел на него (и он знал, что он вооружен), начал драку. Он повалил его и начал с ним бороться. Буквально секунды — и были захвачены эти мерзавцы, — говорил Лукашенко.

    Позже в фильме ОНТ рассказали, что нападавшим «бандюгой» на самом деле был внедренный сотрудник контртеррористического подразделения КГБ Алексей Гордеев. В припаркованном недалеко от дома Азаренка автомобиле находился и второй «похититель» — Дмитрий Сосновский. Несколько силовиков в штатском задержали его почти сразу после выхода из машины — Сосновский даже не успел подойти к пропагандисту.

    — Мы не знали, вооружен ли товарищ Сосновский. Он мог нанести вред жизни и здоровью Азаренка, поэтому я пошел первым, чтобы максимально перекрыть собой путь к нему, — рассказывал Гордеев.

    В суде сотрудник КГБ говорил, что на момент внедрения в ОГСБ работал в ведомстве три года, а в его обязанности входил сбор информации о возможных угрозах нацбезопасности и установление контакта с потенциальными террористами.

    Гордеев завел фейковые аккаунты в соцсетях и начал переписываться с предполагаемым главой ОГСБ Денисом Хофманом. С ним сотрудник КГБ обсуждал «теракты», которые позже стали эпизодами уголовного дела.

    Силовик утверждал, что стал участником покушения на Азаренка с подачи Хофмана — тот поручил ему встретиться с Сосновским и рассказать детальный план преступления. В финальной его версии сообщники должны были представиться сотрудниками ГУБОПиК и предложить ведущему пройти в припаркованный во дворе автомобиль, а после отвезти в лес, заставить «отказаться от своих убеждений», отрезать язык и прижечь его газовой горелкой.

    Гордеев был участником еще одного эпизода. Вместе с фигуранткой дела Натальей Матвеевой он приехал к Березинскому лесхозу, где женщина собиралась поджечь служебную технику. Матвеева «участвовала в приготовлении коктейлей Молотова», но «довести действия до конца» не смогла — ее задержали.

    О том, каким образом сотрудник КГБ следил за попыткой подрыва вышки ВМС России в Вилейке, ничего не известно.

    Инспектор по охране труда Евгений

    Гомельский областной суд рассматривает дело «Рабочага руху». Обвиняемыми по нему проходят 10 человек. Им инкриминируют госизмену и создание экстремистского формирования. Еще троим вменяют клевету, одному — незаконные действия в отношении оружия.

    Суд изучает зум-конференции участников объединения, которые записывал внедренный в него сотрудник КГБ.

    По словам участника «Рабочага руху» Александра Соколова, весной 2021 года объединение искало активистов, готовых присоединиться к нему и возглавить стачком на предприятиях Гомельской области.

    Своего кандидата предложила администраторка сети чатов «97%» Татьяна Курилина, которая была знакома с участниками «Рабочага руха».

    Соколов говорит, что протеже Курилиной представился инспектором по охране труда на «Гомсельмаше» Евгением Богушем. Он показал организаторам «Рабочага Руху» фото пропуска на завод — те спросили о человеке с таким именем у других работников «Гомсельмаша». Они ответили, что такой работник действительно есть на заводе и охарактеризовали его как «нормального, скромного парня». По словам Соколова, на этом проверка закончилась, активистов «ничего не смутило».

    Богуш участвовал в созвонах, где присутствовали и активисты, находящиеся в Беларуси, но не имел доступа к спискам участников, рассказывает Соколов.

    В сентябре того же года «Рабочы рух» писал, что в их команду под видом работника «Гомсельмаш» Евгения Богуша пытался внедриться сотрудник спецслужб Алексей Грузинов. Через несколько дней после новости о раскрытии агента правозащитники сообщили о задержаниях рабочих предприятий, где заявляли о забастовке.

    Александр Соколов рассказал, что подозрения в отношении Богуша появились еще летом 2021, а причиной этому стала активность агента: «Он хотел узнать больше о других людях, которые состояли в инициативе. Находясь в Гомеле, он готов был поехать в Минск за какими-то листовками, наклейками, агитационного характера, лишь бы познакомится с теми, кто их делает».

    Только в сентябре Евгения Богуша проверили с помощью «Киберпартизан» и BYPOL. Раньше, по словам представителя движения, для этого не было необходимости, так как человек с таким именем действительно работает на «Гомсельмаше», многие с ним знакомы, и его порекомендовала администраторка известной сети телеграм-каналов.

    После проверки выяснилось, что фото Богуша не совпадает с фото сотрудника, который действительно трудится на «Гомсельмаше». Агент назвал данные реального работника завода, о котором и говорили источники «Рабочага Руху». Пропуск был настоящим, но фото в нем — измененным.

    — Мы выяснили, что это совершенно другой человек. Не могли, конечно, сначала поверить. Столько времени он был в наших рядах, почему нас тогда еще не задержали? И тут Дылевский объявляет о забастовке. Начались первые задержания. Мы поняли, что нас есть примерно два дня, чтобы покинуть Беларусь, — говорил Александр Соколов. На тот момент он был одним из немногих активистов объединения, находящихся в стране. 

    «Безопасник» Гайко

    В октябре этого года телеканал «Белсат» провел расследование, в котором выяснил, что одним из администраторов телеграм-канала «Черная книга Беларуси» почти с самого основания проекта был внедренный сотрудник ГУБОПиК Артур Гайко. Он имел доступ к данным, которые присылали пользователи — более 8 тысяч человек.

    В середине сентября 2020 года в бот ЧКБ написал пользователь с ником Damoklov_Sword. Он представился сотрудником службы безопасности «Белгазпромбанка» и поделился служебной информацией — СК якобы интересовался счетами трех девушек «в связи с заведением уголовного дела». Намного позже выяснилось, что «сотрудником банка» оказался губоповец Артур Гайко.

    Он переписывался с менеджером проекта Даниилом Богдановичем, и через некоторое время предложил помощь в проверке входящих файлов — сообщения информаторов ЧКБ часто содержали вирусы и трекеры IP-адреса.

    В октябре «сотрудник банка» прислал проекту Nex­ta базу действующих сотрудников ГУБОПиК. Так ему удалось завоевать доверие команды и попасть в рабочие чаты «Черной книги».

    — Достаточная ли это верификация? Сейчас, глядя назад, кажется, что недостаточная, — размышлял Богданович.

    Он рассказывал, что в проекте Гайко выполнял роль «антивируса». Чтобы Артур мог оперативно проверять файлы, его добавили в общий и областные чаты сотрудников «Черной книги». Он получил доступ ко всем предложкам.

    Поначалу новый член команды использовал псевдоним. Одной из участниц проекта Вольге Высоцкой силовик представился Артуром и сказал, его настоящее имя знают только два представителя ЧКБ — Янина Сазанович и Даниил Богданович.

    Гайко объяснил девушке, что получил доступ к базам МВД благодаря тому, что консультировал управление «К». Он рассказал о друге «в верхушке» силовых структур, через которого можно было узнавать о возбуждении уголовных дел.

    По словам Богдановича, Артур «пробивал» информацию об уголовных делах примерно для десяти человек, еще нескольким активистам он «помог выехать». Собеседники «Медиазоны» назвали имена некоторых из них, но ни один не подтвердил, что прибегал к помощи «безопасника».

    К чему еще смог получить доступ Гайко?

    • Админ-панель ЧКБ, где можно увидеть все сообщения пользователя, его ID и ник.

    • Чат-бот «Все нарушения» и чат «Каратели Беларуси», куда пересылали сообщения от подписчиков. Через три месяца он вышел из чатов — это произошло после упрека Янины Сазанович, что он «не работает».

    • Чат «Инфопоинт», где общались администраторы крупных оппозиционных каналов и активисты. По словам Богдановича, там Гайко также проверял файлы из предложек. Какой информацией ему удалось завладеть, неизвестно.

    • Хекста — совместный чат с Nex­ta, куда администраторы пересылали сообщения пользователей из своего бота. На основе этой информации сотрудники «Черной книги» писали посты о силовиках. Гайко мог видеть имя пользователя, кроме того, сообщения с медиафайлами пересылались с указанием ID отправителя.

    Читайте еще: 

    Александр Фридман: “Пропаганда — очень закрытая система. Свет в эту тьму не проникает”

    “Мы здолелі захаваць галоўнае: нашу салідарнасць і ўменне дзейнічаць разам”: што жадаюць на святы калегі

    Белорусы в стране и за ее пределами написали новогодние послания друг другу. Получилось очень душевно

    Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!
    @bajmedia
    Найбольш чытанае
    Кожны чацвер мы дасылаем на электронную пошту магчымасці (гранты, вакансіі, конкурсы, стыпендыі), анонсы мерапрыемстваў (лекцыі, дыскусіі, прэзентацыі), а таксама самыя важныя навіны і тэндэнцыі ў свеце медыя.
    Падпісваючыся на рассылку, вы згаджаецеся з Палітыкай канфідэнцыйнасці