• Актуальнае
  • Медыяправа
  • Карыснае
  • Накірункі працы і кампаніі
  • Агляды і маніторынгі
  • Рэкамендацыі па бяспецы калег

    «Параноидальный» бред

    Говорят, лучшей рекламы для книги, чем её запрет, не существует. Черта с два. Лучшая реклама для книги — когда через полгода после её выхода в Сети начинают появляться медленные, осмысленные отзывы тех, кто её прочитал.

    У «Паранойи» был шанс быть рекламированной так. Кто-то читал, кому-то нравилось, кому-то нет, люди потихоньку делились впечатлениями, обходя её мнимую «злободневность».

    Судьба распорядилась по-другому: поднята шумиха, и те, кто скачал книгу, на скорую руку бросаются читать её так, будто это газета, и не находят в ней газетного, и разочаруются.

    Конечно же, я знал, что её запретят. Хотел ли я этого? Нет! Для того и говорил в интервью, что запрет сделает её популярной — чтоб не запрещали и не популяризировали.

    В настоящий момент запрет — самый железобетонный. Купить в Беларуси её невозможно. А дома у меня лежит сувенир — рекламная листовка магазина oz.by, в котором моя книга ещё позавчера была 1-й в списке бестселлеров, а вчера исчезла из продажи. И тётеньки по телефону говорят, что этим товаром на Oz.by не будут торговать больше вообще никогда. Листовка ещё вчера каталась в метро, а потом их начали убирать, вытаскивать, потому, что на ней, между Пелевиным и Марининой — обложка «Паранойи» под слоганом «лучшие новинки ноября».

    Что произошло? Я не знаю. Почему, пуская в газетные киоски газеты, власть выкинула с ярмарок и даже из Интернета книгу? Fiction-книгу, в которой говорится в первую очередь о любви и только во вторую — о диктатуре?

    У меня опускаются руки, и главное чувство, которое во мне есть сейчас — это усталость. Что бы я ни делал — все оборачивается прямо противоположным задуманному. Шумиха ведет к тому, что книга постепенно превращается в запретный товар, за который скоро начнут арестовывать в метро, а люди продолжают ждать от нее откровений о нынешней власти. Чем больше я кричу о запрете — тем больше голосов говорят в ответ, что это «реклама», которую я устроил, договорившись то ли с администрацией президента, то ли с Господом Богом.

    За книгу не будут впрягаться «Репортеры без границ», да и писательские организации защищать её не станут — они с таким просто не сталкивались.

    А потому я замолкаю. Я больше не буду будоражить Сеть плаксивыми постами о том, что мое детище бьют. Ну, бьют и Бог с ней. Все равно две трети тиража уже продано — за месяц! Все равно написанное — не исчезнет. Все равно мой читатель — найдет и прочтет: медленно, спокойно прочтет.

    Вывод? Вывод — в том, что мы опять недооценили силу слова. Любого слова — вымышленного и не вымышленного. А власть силу слова опять переоценила.

    Какая грустная история!

    Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!
    @bajmedia
    Найбольш чытанае
    Кожны чацвер мы дасылаем на электронную пошту магчымасці (гранты, вакансіі, конкурсы, стыпендыі), анонсы мерапрыемстваў (лекцыі, дыскусіі, прэзентацыі), а таксама самыя важныя навіны і тэндэнцыі ў свеце медыя.
    Падпісваючыся на рассылку, вы згаджаецеся з Палітыкай канфідэнцыйнасці