• Актуальнае
  • Медыяправа
  • Карыснае
  • Накірункі працы і кампаніі
  • Агляды і маніторынгі
  • Рэкамендацыі па бяспецы калег

    Стилистические тонкости

    …Недавнее интервью писательницы Светланы Алексиевич Neue Zuercher Zeitung вызывает чувство некоторого такого недоумения. В особенности слова о том, что «…оппозиция была наивной». А так же ответ на вопрос: какая программа была у оппозиции?

    Цитирую ответ по тексту на сайте Радио Свобода: «Не было ніякай. Апазіцыя будавала сваю праграму на крытыцы Лукашэнкі. Праграма Лукашэнкі была лепшая. Яна была больш выразная, больш спелая. Дзеля гэтага ў яго былі і час, і людзі. У апазіцыі не было моцных асобаў. Уявіце сабе: раптам вы бачыце дзевяць прэтэндэнтаў на пост прэзідэнта. І вы пра іх нічога не ведаеце. Як асобы, яны не пакінулі пасля сябе ніякага ўражання. І яны выступалі супраць такога моцнага і здаровага мужыка, як Лукашэнка, які падабаецца жанчынам і наменклатуры! У нас іншыя арыентыры. Што ў цывілізаванай грамадскасці бачылася б як катастрофа, у нас успрымаецца людзьмі як норма».

    Словом, стандартное перечисление обвинений в адрес оппозиции. И ни слова о том, в каких, собственно, условиях, этой самой оппозиции пришлось готовиться к выборам. Не хочу повторяться: им было выделено менее трех процентов времени на телевидении, при том, что действующий президент присутствовал там ежедневно и ежевечернее, в самое выгодное время. Практически отсутствовали оппоненты на страницах самых тиражных государственных газет. Постоянно — как из уст действующего президента, так и из уст его штатных пропагандистов — шло очернение оппонентов без предоставления каких бы то ни было аргументов…

    Нужно ли говорить о том, что при таком медийном раскладе и программа действующего президента обязательно будет «более выразительная, более зрелая». И только одна личность, ежевечернее грозящая оппонентам с телеэкрана, будет «сильной» и ненаивной…

    Впрочем, такое звучит из уст и выходит из-под пера не одной только Светланы Алексиевич. Заявления о «слабой», «наивной» и не имеющей программы оппозиции практически стандартны. И, что характерно, вольно или невольно, в этом хоре сливаются голоса штатных пропагандистов от власти и некоторых демократически мыслящих граждан.

    Это при том, что общество не имело практически возможности даже толком рассмотреть или расслышать лидеров оппозиции. А можно ли всерьез говорить о человеке, которого едва-едва знаешь и только мельком видел на политической тусовке, что он слаб, что не оставляет о себе сильного впечатления, что наивен и пр.?

    Почему бы в такой ситуации вместо «слабый», «наивный», «не оставляющий впечатления» не говорить и не писать:

    Я не видел(а) программ этих кандидатов в президенты, но они показались мне слабыми…

    Я не имел(а) возможности ближе познакомиться с кандидатами от оппозиции, но из тех обрывков информации, которые удалось о них получить, мне показалось, что они наивны…

    Я не видел(а) программу оппозиции, но, мне кажется, ее нет вообще…

    Так было бы объективнее, мне кажется. И честнее.

    Такие вот стилистические тонкости…

    Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!
    @bajmedia
    Найбольш чытанае
    Акцэнты

    30-годдзе за кратамі — сёння ў зняволенай журналісткі Кацярыны Андрэевай дзень народзінаў

    02.11.2023
    Акцэнты

    Карцер, ПКТ, ШИЗО — что это такое? Как наказывают политзаключенных, которые уже находятся за решеткой

    «Медиазона» часто пишет новости о том, как заключенных отправляют в ШИЗО, ПКТ или переводят на тюремный режим. В колониях политзаключенные не сидят в камерах, а живут в бараках, ходят на работу по улице. Но даже этих «удобств» можно лишить. По сути, осужденные отбывают двойное наказание — часто по надуманным поводам — мерзнут в одиночных камерах, дышат хлоркой и не получают письма. «Медиазона» рассказывает, как наказывают тех, кто уже наказан заключением в колониию и СИЗО.
    28.06.2023
    Акцэнты

    Чацвёра з дзесяці сышлі з прафесіі. Як абышоўся «Талібан» з журналістыкай у Афганістане

    Далёкі Афганістан і Беларусь яднае не так ужо мала, як падаецца на першы погляд. Калі глядзець на медыясферу, дык атрымліваецца амаль што калька: незалежныя журналісты працягваюць працу ў выгнанні, некаторых кінулі ў турму, у індэксе свабоды прэсы абедзве краіны — у чырвонай зоне. Фотарэпарцёрка Фаціма Хасайні, калі завітала ў Вільню, падзялілася ўласным поглядам на сітуацыю.
    01.03.2024
    Кожны чацвер мы дасылаем на электронную пошту магчымасці (гранты, вакансіі, конкурсы, стыпендыі), анонсы мерапрыемстваў (лекцыі, дыскусіі, прэзентацыі), а таксама самыя важныя навіны і тэндэнцыі ў свеце медыя.
    Падпісваючыся на рассылку, вы згаджаецеся з Палітыкай канфідэнцыйнасці