• Актуальнае
  • Медыяправа
  • Карыснае
  • Накірункі працы і кампаніі
  • Агляды і маніторынгі
  • Рэкамендацыі па бяспецы калег

    Заказ и результат

    Можно ли заказать журналистское расследование? Вопрос, на который очень часто не могут ответить не только студенты…

    Жанр журналистского расследования не зря считается одной из фигур высшего пилотажа в нашей профессии. Поэтому курс, который автор читает на факультете медиа и коммуникаций в ЕГУ, сам по себе достаточно сложен.

    Правда, практика еще сложнее. И не только потому, что расследование — это, как говорится в одной из самых, на мой взгляд, точных формулировок, «…материал, основанный, как правило, на собственной работе и инициативе, на важную тему, которую отдельные лица и организации хотели бы оставить в тайне» (Роберт Грин, «Ньюс Дэй»). А проникновение в чужую тайну само по себе грозит немалыми неприятностями.

    Нет, дело даже не в этом. Дело в том, что расследование предполагает полноту информации, которая может привести к самым неожиданным, в том числе и для автора, результатам. Известна, например, история, рассказанная создателем агентства журналистских расследований из Санкт-ПитербургаАндреем Константиновым. Его сотрудники, выполняя заказ на расследование дела по убийству Георгия Гонгадзе, наткнулись на информацию, которая не укладывалась в предварительно озвученную концепцию работодателя. И вынуждены были прекратить расследование, не желая подгонять факты под заказ.

    Таким образом, родилась формула: можно заказать расследование, но нельзя заказать результат. Собственно говоря, это формула, которая относится к журналистике как таковой: можно выполнить заказ на материал любого жанра, но нельзя в нем идти против фактов. И которая позволяет отличать журналистику от пропаганды.

    Если СМИ, издаваемое сколько угодно авторитетным органом, рассказывает нам о том, как привольно и беззаботно живут правозащитники, верить этому ни в коем случае нельзя. Потому что борьба за права никогда не бывает легкой, и тот, кто не замечает этого, неминуемо врет. А значит, перед нами пропаганда чистейшей воды, осуществляемая с определенной целью.

    Если сколько угодно известный демократическими убеждениями гражданин начинает рассказывать о демократических лидерах, что они старые политики и не говорят правду, что они заболтали ее, что нужны новые политики… А сам на новых ресурсах сообщает всего лишь то, что многократно уже сообщали «старые» политики в старых демократических СМИ — это тоже попахивает пропагандой. И разница только в том, что цель здесь пока не сформулирована по тактическим соображениям. И какой она вдруг окажется — пока неизвестно.

    Я думаю, что и в одном, и в другом случае нарушается основной принцип журналистики. Поскольку и в том, и в другом случае происходит не собирание и распространение объективной информации, а создание новой информации по фактам, в природе не существующим.

    Отцы-создатели журналистских расследований, такие как Салтыков-Щедрин, Владимир Бурцев, Александр Пушкин, Владимир Короленко, Владимир Гиляровский на российских территориях, а также Марк Твен, Линкольн Стеффенс, Томас Гарди, Роберт Вудворт, Карл Бернстайн, Юхан Стринберг, Гюнтер Вальраф и многие другие на территориях европейско-американских строжайшим образом придерживались фактов. Владимир Гиляровский с опасностью для жизни «нырял» за ними на социальное дно тогдашней России, Гюнтер Вальраф разоблачал реальные заговоры против государства, годами потом скрываясь от убийц. Разгребатели уотергейтской грязи Вудворт и Бернстайн ставили на карту жизни ради торжества справедливости.

    Они заложили традиции, которые не меняются с появлением каких угодно технологий. Интернет не отвергает фактов — он всего лишь помогает собирать и распространять их еще больше.

    …А принять заказ на расследование или на написание материала любого другого жанра в журналистике можно. Можно ошибаться в мелочах, как это в предыдущем материале сделал автор, приписав в запале «Муху-цокотуху»Корнея Чуковского автору «Дяди Степы» Сергею Михалкову. Что при равном качестве ущерба авторам не нанесло.

    Нельзя, неприлично брать заказ на результат. Особенно если он заведомо противоречит фактам.

    Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!
    @bajmedia
    Найбольш чытанае
    Акцэнты

    30-годдзе за кратамі — сёння ў зняволенай журналісткі Кацярыны Андрэевай дзень народзінаў

    Кацярына Андрэева мусіла сустрэць «круглую» дату на волі — 5 верасня 2022 года сканчаўся яе несправядлівы тэрмін у калоніі. Але не. 7 красавіка 2022-га сям’і палітзняволенай журналісткі стала вядома, што ёй выставілі новае абвінавачанне. 13 ліпеня 2022 года Кацярыну прызналі вінаватай «у выдачы замежнай дзяржаве, міжнароднай альбо замежнай арганізацыі ці іх прадстаўніку дзяржаўных сакрэтаў Рэспублікі Беларусь». Суддзя Гомельскага абласнога суда Алег Харошка прызначыў ёй яшчэ 8 год пазбаўлення волі.
    02.11.2023
    Акцэнты

    Карцер, ПКТ, ШИЗО — что это такое? Как наказывают политзаключенных, которые уже находятся за решеткой

    28.06.2023
    Акцэнты

    Чацвёра з дзесяці сышлі з прафесіі. Як абышоўся «Талібан» з журналістыкай у Афганістане

    01.03.2024
    Кожны чацвер мы дасылаем на электронную пошту магчымасці (гранты, вакансіі, конкурсы, стыпендыі), анонсы мерапрыемстваў (лекцыі, дыскусіі, прэзентацыі), а таксама самыя важныя навіны і тэндэнцыі ў свеце медыя.
    Падпісваючыся на рассылку, вы згаджаецеся з Палітыкай канфідэнцыйнасці