• Актуальнае
  • Медыяправа
  • Карыснае
  • Накірункі працы і кампаніі
  • Агляды і маніторынгі
  • Рэкамендацыі па бяспецы калег

    Что может быть важнее?

    А в письме всего лишь было высказано мнение по поводу одной из публикаций газеты. В ней женщина выступала в защиту мужа, по решению суда находящегося за решеткой. “Невиновен”, – утверждала женщина.

    Но автор письма, в свое время несправедливо осужденный и потом реабилитированный бобруйчанин Коваленко А.Я., сообщал в редакцию, что встречался с героем публикации в исправительной колонии. И этот человек в разговоре признался, что на самом деле он виноват. Поэтому Коваленко А.Я. из самых добрых побуждений советовал редактору не педалировать больше эту тему, поскольку газета может оказаться в неприятном положении.

    Но, как потом выяснилось, письмо в редакцию (не будучи напечатанным) каким-то образом попало в руки находящемуся за решеткой герою публикации.

    А он потребовал возбуждения уголовного дела по обвинению в клевете. Коваленко и его жену начали вызывать на допросы, в доме даже зачем-то провели обыск. Словом, приятного мало.

    В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано, а Коваленко обратился в комиссию по этике БАЖ с резонным вопросом: почему такое происходит? И что за порядки в уважаемой редакции?

    Комиссия оказалась в затруднительном положении. С одной стороны, каждый, кто пишет в СМИ, должен быть готов к тому, что его письмо может быть  опубликовано, процитировано, на него может быть сделана ссылка. Тем более, что, как в данном случае, автор не настаивал на конфиденциальности.

    С другой стороны, не может быть нормальной ситуация: ты пишешь в СМИ, твое письмо не публикуют, но к тебе приходит милиция!

    Собственно говоря, возникает проблема работы с одушевленными источниками информации – проблема, которой в Беларуси (и не только в Беларуси) никто толком не занимался. И которая в большинстве этических кодексов (в том числе в Кодексе БАЖ) прописана невыразительно и, значит, нет ясных правил игры. Внимание в них, как правило, обращено на конфиденциальные источники, не подлежащие разглашению. И на источники, которые тут же в письме просят о неразглашении. Но гражданин, обращающийся в СМИ, как правило, не является профессиональным «написателем» писем в инстанции. Он может и не понимать, что нужно специально попросить редакцию не передавать письмо тому, о ком пишешь – ведь он, чаще всего, хорошего мнения о СМИ, в которое обращается.

    И вообще: традиционно источник информации в глазах профессиональных журналистов выглядит, как дерево при дороге. Стоит – ну и стоит… И ладно! Что тут особенного!

    Пишут люди в редакцию – и пишут. Надоели уже! Возись с этими письмами…

    А ведь за каждым письмом – человек! А у него душа, а у него проблемы, а если он пишет, значит есть важная причина.

    Конечно, среди авторов писем в редакции есть кляузники и вообще изобретатели вечного двигателя. Но давайте согласимся с простенькой истиной: не будет источников информации – не будет и СМИ, которым откуда-то эту информацию нужно получать.

    …Словом, Комиссия рассмотрела проблему на заседании 5‑го сентября – кому интересно, на сайте БАЖ опубликовано постановление. В нем, кстати, содержится ряд рекомендаций коллегам по работе с источниками информации. Они не обязательны, но посмотрите – может быть, кто-то посчитает их резонными.

    Очень достойно повел себя главный редактор «Народной воли» Иосиф Середич. Он не только внимательно изучил проблему, но и принес извинения Коваленко А.Я. и его жене, которой тоже пришлось походить на допросы и перенести унизительную процедуру обыска.

    И, пожалуй, самое главное: Коваленко и Середич здесь же, на заседании, под апплодисменты членов Комиссии, пожали друг другу руки! А что может быть для нас важнее, чем без судебных дрязг и взаимных оскорблений помирить двух достойных людей?

    Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!
    @bajmedia
    Найбольш чытанае
    Акцэнты

    30-годдзе за кратамі — сёння ў зняволенай журналісткі Кацярыны Андрэевай дзень народзінаў

    Кацярына Андрэева мусіла сустрэць «круглую» дату на волі — 5 верасня 2022 года сканчаўся яе несправядлівы тэрмін у калоніі. Але не. 7 красавіка 2022-га сям’і палітзняволенай журналісткі стала вядома, што ёй выставілі новае абвінавачанне. 13 ліпеня 2022 года Кацярыну прызналі вінаватай «у выдачы замежнай дзяржаве, міжнароднай альбо замежнай арганізацыі ці іх прадстаўніку дзяржаўных сакрэтаў Рэспублікі Беларусь». Суддзя Гомельскага абласнога суда Алег Харошка прызначыў ёй яшчэ 8 год пазбаўлення волі.
    02.11.2023
    Акцэнты

    Карцер, ПКТ, ШИЗО — что это такое? Как наказывают политзаключенных, которые уже находятся за решеткой

    28.06.2023
    Акцэнты

    Чацвёра з дзесяці сышлі з прафесіі. Як абышоўся «Талібан» з журналістыкай у Афганістане

    01.03.2024
    Кожны чацвер мы дасылаем на электронную пошту магчымасці (гранты, вакансіі, конкурсы, стыпендыі), анонсы мерапрыемстваў (лекцыі, дыскусіі, прэзентацыі), а таксама самыя важныя навіны і тэндэнцыі ў свеце медыя.
    Падпісваючыся на рассылку, вы згаджаецеся з Палітыкай канфідэнцыйнасці