• Актуальнае
  • Медыяправа
  • Карыснае
  • Накірункі працы і кампаніі
  • Агляды і маніторынгі
  • Рэкамендацыі па бяспецы калег

    В начале года независимые казахстанские журналисты столкнулись с поджогами машин, атаками на редакции и угрозами

    Старт 2023 года в Казахстане ознаменовался усилением давления на независимых журналистов — в январе поджигали их автомобили, «минировали» квартиры, угрожали и взламывали сайты. Все пострадавшие репортеры связывают атаки со своей работой. Президент Токаев поручил силовикам провести «тщательное» расследование инцидентов. «Медиазона» поговорила с казахстанскими журналистами, испытавшими все эти угрозы, и попыталась понять, кто за ними стоит.

    Сгоревшее авто, взлом сайта и монтажная пена

    Первый инцидент произошел в Алматы 13 января, когда неизвестные подожгли машину журналистки Динары Егеубаевой. Она выложила в инстаграме фото и видео, где мужчина тушит огонь внутри салона белой Kia Soul. На записи журналистка говорит, что поджог мог привести к человеческим жертвам — если бы автомобиль взорвался, это бы задело другие машины на парковке и окна жилого дома.

    Динара Егеубева — бывшая телеведущая и автор ютуб-канала DINARION, на который подписаны почти 31 тысяча человек. Там она публикует видео со своими независимыми расследованиями. Особое внимание Егеубева уделяет теме январских событий и войне в Украине.

    На следующий день полиция завела уголовное дело об умышленном уничтожении или повреждении чужого имущества. Вскоре по подозрению в поджоге автомобиля Егеубаевой полиция задержала пятерых подростков 2005, 2006 и 2007 годов рождения. В показаниях они утверждали, что получили заказ от неизвестного человека в телеграме, который расплатился с ними через интернет. Полицейские заверили, что будут продолжать работу по установлению личности заказчика.

    Егеубаева рассказывает «Медиазоне», что связывает поджог с предстоящими выборами в мажилис. Она объявила о намерении участвовать в голосовании в качестве независимого кандидата, хотя и считает его нелигитимным.

    «Я довольно жестко высказываюсь о нелигитимности предстоящих выборов. 18 ноября вышло мое интервью на “Азаттыке” на эту тему. И, естественно, я всегда говорю о Токаеве и Кантаре. Уже больше года я пытаюсь получить от властей ответ на вопрос, что тогда произошло, но ничего. В итоге я выпустила собственное расследование о январских событиях, после этого мою машину подожгли», — говорит Егеубаева.

    19 января — всего через несколько дней после поджога автомобиля Егеубаевой — хакеры взломали сайт независимого издания Ulys­me­dia и разместили на нем персональные данные главной редакторки Самал Ибраевой.

    «Номер телефона разместили на порносайтах, якобы я оказываю секс-услуги. Также в общий доступ выложили личные данные моих детей и членов семьи. Я считаю, что за этим стоят люди с левого берега Астаны. Не могу сказать точно, власть это или околовластные структуры, но на такие взломы нужен большой административный ресурс», — считает журналистка.

    Восстановить работу сайта удалось только 21 января. По словам Ибраевой, весь архив сайта был удален и теперь редакция вручную публикует старые материалы.

    Как отреагировали власти

    19 января глава Мининформации и общественного развития Дархан Кыдырали написал, что министерство совместно с соответствующими органами расследует обстоятельства произошедшего.

    На следующий день пресс-секретарь президента Казахстана Руслан Желдибай сообщил, что Токаев поручил провести «тщательное» расследование преступлений, направленных против журналистов.

    По словам Желдибая, Токаев приказал найти не только исполнителей, но и заказчиков атак на независимую прессу.

    Главред Ulys­me­dia отметила, что с лета 2022 года их сайт неднократно подвергался DDoS-атакам. В связи с этим Ибраева обращалась в министерство информации и другие ведомства, но никакой реакции не последовало. «Все знали, что происходили атаки на сайт, но никакой помощи не было. В этот раз я написала заявление, сейчас возбудили уголовное дело», — добавляет Ибраева.

    Еще один неприятный инцидент произошел 19 января с 64-летним независимым журналистом Вадимом Борейко. Трое неизвестных залили дверь его алматинской квартиры монтажной пеной, а в подъезде пострадавшего надпись с названием его ютуб-проекта и рисунком пениса.

    Вадим Борейко — известный журналист-расследователь, автор канала «Гиперборей» с 247 тысячами подписчиков. Он публикует документальные фильмы, расследования, интервью на общественно-политические и социальные темы. Ранее работал в газете «Время» вместе с арестованным журналистом Михаилом Козачковым.

    По его словам, ночью они с женой почувствовали запах гари, но когда супруга подошла к входной двери, неизвестные убежали. Борейко предполагал, что таким образом они хотели блокировать дверь, а затем поджечь. Монтажную пену нанесли не только на дверь Борейко, но и дверь соседей, а также счетчик.

    Приехавшая утром полиция сняла отпечатки пальцев и забрала куски пены на анализ. При этом Борейко просили дать подписку о неразглашении — он отказался, так как считает, что атаки на внесистемные медиа нужно придавать огласке.

    «Закошмарить — цель. Закошмарить, чтобы не писал, чтобы меньше думал. Усиленные атаки я связываю с досрочными выборами. Такое происходит всегда, когда обостряется политическая ситуация в стране, — говорил Борейко в интервью “Азаттыку”.

    Свиная голова, похоронные венки и бомбы

    Некоторые негосударственные СМИ в Казахстане подвергаются нападениям еще с прошлого года. Так, главный редактор Elme­dia Гульжан Ергалиева рассказывала, что редакцию атаковали уже несколькор раз: били стекла в офисе и угрожали. Однажды на имя Ергалиевой доставили похоронный венок.

    Ергалиева вспоминает, что нападки начались в августе 2022 года. По ее словам, сперва на ее телефон беспрерывно поступали звонки с иностранных номеров. Вскоре главред обнаружила, что ее фотографии и номер телефона выложили на порносайт с объявлением об оказании интимных услуг за 15 000 тенге.

    «Ближе к концу октября нам первый раз разбили окна в редакции и написали на асфальте рядом с офисом “Elme­dia”, чтобы знали, кому это предназначается. Мы вызвали полицию, составили протокол. После этого подобные акции устрашения сперва повторялись каждые две недели, а потом раз в три дня. Всего мы пережили таких шесть атак, последний случай был 13 января. Параллельно нам через телеграм присылали сообщения с угрозами», — говорит Ергалиева.

    В общей сложности, по словам главреда, полиция задержала 10 подозреваемых в нападениях на редакцию — практически все они несовершеннолетние и тоже — как и в случае с поджогом автомобиля Динары Егеубаевой — получали заказы от анонимных пользователей в телеграме.

    «Исполнители, конечно, не знают заказчиков, а госорганы все никак не могут их вычислить. Я считаю, что заказчиков они прекрасно знают. Как-никак над этим работают спецслужбы, которые способны ловить шпионов и агентов, у них есть навыки, оборудование и 10 пойманных исполнителей, но они даже посредников не могут установить», — возмущается журналистка.

    Еще одна редакция, которая столкнулась с похожим давлением — Orda.kz. С июля 2022 года сайт подвергался частым DDoS-атакам и попыткам блокировки, а главному редактору Гульнар Бажкеновой регулярно приходили угрозы в мессенджерах.

    В октябре курьер доставил в редакцию коробку с отрезанной головой свиньи и порванной фотографией Бажкеновой во рту животного. За день до этого вандалы исписали баллончиком детскую площадку, расположенную близ офиса издания словами «Orda.kz справедливые новости». А спустя месяц, по словам Бажкеновой, на ее имя доставили надгробную плиту с числом «2023».

    Гульжан Ергалиева из Elme­dia вспоминает, что однажды ночью к ней пришла группа саперов и кинологи — они сказали, что в квартире журналистки может быть взрывчатое устройство. На следующий день аналогичный случай повторился уже в редакции Elme­dia, но бомбу так ни разу и не нашли.

    Ее коллега Динара Егеубева говорит, что тоже сталкивалась с подобными проверками. В ночь с 22 на 23 ноября полицейские пришли к ней домой после анонимного звонка о заложенной бомбе. Они осмотрели жилье журналистки, но ничего не обнаружили. После этого стали проверять машину Егеубаевой.

    «В квартире не могло быть бомбы, практически весь день там находился мой сын. Тем не менее они настояли, что хотят проверить балкон и осмотреть окна. Когда осматривали машину, меня к ней не подпускали, якобы из-за угрозы взрыва. Я не хочу показаться параноиком, но предполагаю, что это было сделано для того, чтобы установить мне прослушку», — считает журналистка.

    Новый Казахстан, старый Казахстан или Кремль

    Столкнувшиеся с угрозами журналисты придерживаются разных версий о том, кто может стоять за организацией этих атак. Например, Динара Егеубаева убеждена, что покушение на нее — дело рук действующего режима.

    «В нашей стране не происходит никаких изменений, несмотря на обещания Токаева. Независимые журналисты мешают обманывать общество. А поскольку система осталась прежней, они используют старые инструменты — запугивание и угрозы. У меня нет никаких иллюзий на этот счет, поскольку Токаев такой же продукт системы, как и Назарбаев, и только репрессивными методами может удержать власть», — считает Егеубаева.

    Журналистка добавляет, что после поджога авто против нее началась кампания травли со стороны провластных блогеров и СМИ, на которую нужны большие деньги. «Проплаченные блогеры и СМИ начали активно дискредитировать меня в соцсетях, выпускать “обличающие материалы”, ставить под сомнение мой профессионализм. Параллельно идет постоянная атака ботов. На это нужен огромный административный ресурс, а государство выделяет миллиарды на пропаганду», — уверена Егеубаева.

    Госинформзаказы

    Директор общественного фонда «Правовой медиа-центр» Диана Окремова разместила у себя в фейсбуке информацию о том, что в 2022 году власти Казахстана выделили более 50 млрд тенге на реализацию госинформзаказов. При этом в списке госзаданий появилась новая статья расходов «для служебного пользования», на которую потратили миллиард тенге.

    «То есть появилось СМИ, которое будет реализовывать госинформполитику тайно. Такого раньше никогда не было», — писала Окремова.

    Динара Егеубаева в свою очередь считает, что эти деньги могли быть потрачены на оплату работы провластных блогеров по дискредитации независимых журналистов.

    За день до поджога машины вышло интервью с Егеубаевой на ютуб-канале российского оппозиционера Владимира Милова. Выпуск был посвящен годовщине январских событий в Казахстане. В интервью журналистка говорила, что Казахстан остается союзником России и помогает стране-агрессору в обходе санкций.

    В связи с этим Егеубаева предполагает, что в запугивании могут быть заинтересованы и российские власти. «Я бы не стала объединять последние случаи с давлением на СМИ в один кейс, потому что у нас разная специализация. Мои основные темы — январские события и война в Украине. Я заметила, что атаки на меня усиливаются, когда я говорю о том, что Казахстан поддерживает путинский режим. Связывая факты, я могу предположить, что атака на меня может также происходить под руководством российских спецслужб или Кремля», — размышляет Егеубаева.

    Гульжан Ергалиева из Ele­me­dia, в свою очередь, считает, что за атаками на журналистов могут стоять люди из окружения бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. По ее мнению, нынешним властям нет смысла давить на СМИ, так как это дискредитирует их после многочисленных слов Токаева о политических изменениях в стране.

    «Сейчас в обществе созрел большой запрос на разоблачение старой власти. Некоторых родственников Назарбаева арестовывают, на них заводят дела, а этому клану нужно как-то защищаться — и он делает это старыми методами. Между Токаевым и Назарбаевым идет сильный торг о том, кого трогать можно и нельзя. Поэтому я предполагаю, что атаки на журналистов используют как давление на Токаева, чтобы дискредитировать его в глазах общественности», — говорит Ергалиева.

    Самал Ибраева придерживается схожего мнения. Она сомневается, что давление на СМИ происходит по распоряжению Токаева — но не исключает, что это могут быть люди из его окружения, которые таким образом пытаются подставить президента. «У нас в стране привыкли, что СМИ должны быть подконтрольные, управляемые. Видимо кому-то очень не нравится, что мы просто делаем свою работу», — заключает она.

    No pasaran

    Все опрошенные «Медиазоной» журналисты говорят, что не намерены прекращать работу, несмотря на страх и возможную опасность.

    «Если честно, мне до сих пор страшно. Больше всего я переживаю за безопасность детей и семьи. Понятно, что все это большой намек, чтобы я прекратила свою деятельность. Даже родные пытаются меня к этому склонить. Но я человек принципиальный и считаю, что нужно бороться», — говорит Самал Ибраева.

    Впрочем, репортеры отмечают, что атаки на независимые медиа продемонстрировали колоссальную народную поддержку. Динара Егеубаева, например, до сих пор получает сообщения со словами поддержки от казахстанцев. Некоторые неравнодушные даже организовали ей сбор средств на покупку нового автомобиля.

    «Я перенесла очень большой стресс, но вот уже больше недели я получаю огромную поддержку. Причем не только от нашего народа, но и зарубежных правозащитников, послов, дипломатов. По сути, я этой машиной заплатила за колоссальную рекламу в преддверии выборов, которую не могла бы себе позволить раньше. Не могу сказать, что благодарна власти, но они оказали мне большую услугу», — заключает Егеубаева.

    Читайте ещё:

    «Як раней не будзе. Будзе лепей». Выйшаў мерч з натхняльнымі цытатамі Андрэя Скурко

    “Согласно опросам…”: как пропагандисты используют “магию чисел” для манипуляций

    Телеграм-драма: журналист «Ваяра» обиделся на тг-канал ГУБОПиК из-за фейка про российский спецназ в Беларуси

    Самыя важныя навіны і матэрыялы ў нашым Тэлеграм-канале — падпісвайцеся!
    @bajmedia
    Найбольш чытанае
    Акцэнты

    Как найти и удалить свои старые комментарии в Instagram, Telegram, YouTube, TikTok и «Вконтакте»

    «Медиазона» подготовила инструкцию по удалению старых комментариев в соцсетях — от Instagram до Youtube.
    12.02.2024
    Акцэнты

    30-годдзе за кратамі — сёння ў зняволенай журналісткі Кацярыны Андрэевай дзень народзінаў

    02.11.2023
    Акцэнты

    Карцер, ПКТ, ШИЗО — что это такое? Как наказывают политзаключенных, которые уже находятся за решеткой

    «Медиазона» часто пишет новости о том, как заключенных отправляют в ШИЗО, ПКТ или переводят на тюремный режим. В колониях политзаключенные не сидят в камерах, а живут в бараках, ходят на работу по улице. Но даже этих «удобств» можно лишить. По сути, осужденные отбывают двойное наказание — часто по надуманным поводам — мерзнут в одиночных камерах, дышат хлоркой и не получают письма. «Медиазона» рассказывает, как наказывают тех, кто уже наказан заключением в колониию и СИЗО.
    28.06.2023
    Кожны чацвер мы дасылаем на электронную пошту магчымасці (гранты, вакансіі, конкурсы, стыпендыі), анонсы мерапрыемстваў (лекцыі, дыскусіі, прэзентацыі), а таксама самыя важныя навіны і тэндэнцыі ў свеце медыя.
    Падпісваючыся на рассылку, вы згаджаецеся з Палітыкай канфідэнцыйнасці